Ответ профессора олигарху

Уважаемый, вице-президент ЗАО «РМК», Ю.А. Король!

31 марта 2016 г., в газете «Правда» № 33, было опубликовано интервью Николая Шеремета со мной: «Альтернатива Томинскому ГОКу есть!». В этот же день (по странному совпадению) я был приглашён Вами на встречу по проблемам, поднятым в этой публикации. Я согласился принять участие, попросив включить в повестку дня два главных вопроса: о недопустимости строительства Томинского ГОКа, и его альтернативном варианте — производстве меди из отвалов и шламов Карабашского медеплавильного комбината.

Во встрече принимали участие некоторые мои коллеги из ЧелГу, а также представители нескольких промышленных предприятий Челябинска. Вы, в течение двух часов вели речь о том, что строить ГОК необходимо, что применяемая Вами технология современная и экологически безопасная. При этом не очень вникали в мои возражения и предложения, заявляя, что при строительстве ГОКа отходов не будет. Через несколько дней я получил от Вас по электронной почте протокол на подпись и видеоролик хода встречи (опубликованный на сайте ЗАО «РМК»), в которых утверждалось следующее:


Уважаемый, вице-президент ЗАО «РМК», Ю.А. Король!

31 марта 2016 г., в газете «Правда» № 33, было опубликовано интервью Николая Шеремета со мной: «Альтернатива Томинскому ГОКу есть!». В этот же день (по странному совпадению) я был приглашён Вами на встречу по проблемам, поднятым в этой публикации. Я согласился принять участие, попросив включить в повестку дня два главных вопроса: о недопустимости строительства Томинского ГОКа, и его альтернативном варианте — производстве меди из отвалов и шламов Карабашского медеплавильного комбината.

Во встрече принимали участие некоторые мои коллеги из ЧелГу, а также представители нескольких промышленных предприятий Челябинска. Вы, в течение двух часов вели речь о том, что строить ГОК необходимо, что применяемая Вами технология современная и экологически безопасная. При этом не очень вникали в мои возражения и предложения, заявляя, что при строительстве ГОКа отходов не будет. Через несколько дней я получил от Вас по электронной почте протокол на подпись и видеоролик хода встречи (опубликованный на сайте ЗАО «РМК»), в которых утверждалось следующее:

— «предложения профессора Добровольского И.П. обсуждены» (хотя Вами все мои предложения отклонялись без обсуждения…);

— «стороны договорились о предоставлении университету перечня необходимых РМК новых методов переработки сырья и отходов» (с того момента ничего представлено не было);

— что я являюсь, чуть ли не сторонником строительства Томинского ГОКа. (По этому поводу мною Вам было заявлено, что “я — против строительства ГОКа по вашей технологии, с неизбежными и высокими токсичными отходами”).

Одновременно в присланном протоколе содержался ряд обвинений против моих позиций. Во-первых, под сомнение поставлены сведения об объёмах шламов в Карабаше. В частности, записано: «вместо 500 млн. тонн шлама надо указывать 479 тыс. тонн шламов нейтрализации шахтных вод…».

Отвечаю: в интервью указана цифра 50 млн. т, а не 500 (в результате простой опечатки), но и указанный вами объём — в 479 тыс. т. ещё больше не соответствует действительности. Реальная цифра, о количестве накопленных токсичных отходов в Карабаше, взята мною из Сводного отчета о результатах научно-исследовательских работ по программе: «Разработка региональной программы “Отходы Челябинской области” (1994-1994 гг., авторы: Цагарев А.Т, Плохих Н.А.; Челябинск, 1996; 216 с.).

В отчете указано, что в Карабаше накоплено около 50 млн. токсичных отходов и вокруг города, на расстоянии 10-15 км, земля на глубину 20 см загрязнена такими же токсичными отходами. Согласитесь есть огромная разница между вашими 479 тыс. тоннами и 50 млн. тонн из научного отчёта!

Во-вторых, в пункте 2 протокола, утверждается: «Отходы производства Карабашского медеплавильного комбината… не принадлежат ЗАО «Карабашмедь» и предприятие никак не может распоряжаться этими продуктами и использовать занимаемые этими продуктами территории…». Такое утверждение представляется странным: как может медеплавильный комбинат не иметь, к ним никакого отношения? Десятилетиями он их создавал, что очевидно любому, и подтверждается техническими данными, и научными отчетами. Так и ЗАО «РМК» может через 25 лет заявить, что и отходы на Томинском ГОКе (если его построят…) созданы не их фирмой.

В-третьих, «в «связи с уточнением состава руд на Томинском месторождении, строительство гидрометаллургического завода не предусмотрено проектом». Эта информация противоречит данным, приведённым в ОВОСе Вашего же проекта, где в разделе о балансе производства, говорится о ежегодном получении двух видов продукции: 487200 тонн медного концентрата, и 10000 тоннах чистой меди, получаемой электролизом. А именно такую продукцию, возможно, получать более экономичным, гидрометаллургическим безотходным методом, который я Вам и предлагал.

Наконец, четвёртый пункт: «Участники совещания отметили, что работа Михеевского ГОКа и проектируемый Томинский ГОК будут оказывать существенное положительное влияние на улучшение экологической ситуации в г. Карабаше, за счет снижения в 1,5 – 2 раза поступления с медным сырьем серы на плавку, и практическим прекращением поступлений попутных металлов и примесей в технологическую схему ЗАО «Карабашмедь».

Ваш оптимизм по этому поводу полностью опровергается вашим же разделом ОВОС в проекте Томинского ГОКа. Напомню, что в нём написано:«…в медный концентрат при осаждении его из растворов способом, предлагаемым РМК, перейдут практически все указанные примеси тяжелых металлов, мышьяка и фосфора».

Далее читаем: «при плавке медного концентрата все эти примеси перейдут в шлак», который, кстати, не находит широкого применения (в Карабаше, как было показано Вашей компанией по телевидению, новая технология переработки шлака не применяется), и он будет продолжать накапливаться на территории, загрязняя окружающую среду.

Вами на протяжении 20 лет не производится переработка шлаков, с получением из них дефицитной и очень необходимой предприятиям разных отраслей, товарной продукции. Такой, например, как каменное литьё (плиты, блоки, пригрузы и др.).

И ещё вопросы к Вам, как к специалисту по контроллингу: если уж при выщелачивании медь переведена в растворимое состояние, так, зачем её снова со всеми примесями переводить в твердый концентрат? При этом применять для выщелачивания более дорогой и дефицитный, чем медь, сульфат кобальта? Зачем далее, переплавлять концентрат с получением огромного количества отходов? Ведь существует технология (и не только я её предлагаю) получения технической меди, или её оксида, методом химического осаждения металлов, с использованием химических методов. Именно эту технологию используют на действительно передовых предприятиях. Она практически – безотходная! Чтобы это понять, надо более глубоко знать закономерности химии, а не только контроллинг. А с этим делом, у ваших специалистов, да и у горного института -разработчиков проекта ГОКа — пока существенные пробелы.

На встрече было заявлено, что отходы, получаемые при производстве медного концентрата, не содержат токсичных примесей, что они при длительном хранении не будут оказывать токсичного влияния на окружающую среду.

Однако и это утверждение противоречит данным вашего ОВОСа. В последнем говорится, что вода хвостохранилища будет содержать 831 г/л сульфатов (при норме не более 500), сухой остаток — 27844 мг\л (при норме не более 1000), марганца — 0,33 мг/л (при норме 0,01), меди и цинка — по 0,08 мг/л (при норме 0,01), нефти — 0,12 мг/л (при норме 0,05). Из Ваших же данных видна огромная разница между тем, что должно быть по нормативам, и что предполагается иметь при вашей технологии?

По мнению руководства РМК эти соединения при взаимодействии с известняком потеряют токсичность. Но такое явление не подтверждено экспериментами и противоречит всем закономерностям химии.

Ни одно из моих предложений (и моих коллег) по переработке получаемых при работе ГОКа отходов, не было принято. Ваше объяснение: технология выщелачивания меди, и применение флотации исключают их образование. Странно, что этого никто не знает, кроме Вас и ваших специалистов! А может это мировое открытие?

В заключение повторю Вам то, что вы не услышали (или не захотели) слышать в ходе встречи, 31 марта: производство по получению меди можно организовать не только более экономичное, но и безотходное. Но для этого надо изменить вашу допотопную технологию на современную. Это первое.

И второе, не надо обманывать население Челябинской области – на той технологической базе, что вы предлагаете, лучше не будет. Народ будете травить так же, как и в многострадальном Карабаше, что подтверждается недавно опубликованными данными космических исследований.

Они свидетельствуют, что Карабашский комбинат давно является вторым предприятием — загрязнителем атмосферы в стране, после Норильска. Вместо успокаивающих объёмов выбросов в 5 тысяч тонн сернистого ангидрида в год, о которых нам сообщают официальные органы, мы узнали о 300 тысячах тонн — в 2014 г. Расхождение между рапортами чиновников и космическими измерениями – более чем в 50 раз!

Создание по вашим технологиям Томинского ГОКа обеспечит Челябинску ту же участь. Вы этого хотите?

Добровольский, И.П.,

профессор ЧелГу, доктор технических наук,

член областного отделения Челябинского

областного отделения Общероссийской

общественной организации

«Российский экологический союз»

Челябинск. 07.07. 2016 г.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Наши страницы в соцсетях

Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Телефон

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники